Фобии
Познай себя, развивайся,будь в гармонии с собой

Боязнь новых знакомств

Наталия Миновская

И снова здравствуйте!

На фоне огромного количества разновидностей подростковых сомнений, пожалуй, самым обидным выступает боязнь новых знакомств. Ее еще красиво называют кайнофобией.

Скажем, сверстники совместно и активно осваивают новые пространства мировосприятия. И выглядят при этом вполне естественными. А мнительный, нелюдимый подросток, при этом, убеждается в своей исключительной робости. Почему это происходит?

Мелкий, но разборчивый «почерк» кайнофобии

Для контактного раскрепощения в среде себе подобных необходимы определенные индивидуальные черты. В отличие от склада личности, они, вместе с другими приобретаемыми нами свойствами характера, не являются базовыми. Это как раз та наработка наших качеств, которая происходит в результате некой психологической закалки.

Любой подросток постоянно находится как бы в эпицентре причин собственных переживаний. Не обязательно трагичных, или влекущих нервные расстройства. Нет, эти переживания, скорее, сродни постоянному анализированию проявлений внешней социальной среды.

Амплитуда такого самоанализа тем больше, чем неувереннее в себе индивидуум. Кстати, возрастные особенности становления личности добавляют своего «теста» для «лепки»мировоззрений. Поэтому критические проблемы кайнофобии лучше пресекать в юности.

Как приобретается скрытое одиночество

Вернемся в круг активности, в котором сверстники проявляют себя. Назовем их, условно, «естественными». Вот кто-то из них рассказывает интересную или смешную историю. И окружающие реагируют на это именно так, как подразумевает сам повествующий. То есть, он выглядит довольным и естественным.

А кому-то вполне увлекательно заниматься определенным делом в присутствии других. «Деятель» не обращает на них особого внимания. И любой интересующийся его занятием воспринимается им без напряжения или неприятия. Причем его индифферентность лишь подтверждает наличие у него нормального контактного потенциала и «дежурной» предрасположенности к общению.

Теперь смещаем фокус психологического наблюдения в сторону чересчур впечатлительного ребенка. Вот он, примеривая на себе роль активного рассказчика, обнаруживает некий внутренний дискомфорт. А представив себя увлеченным тем же занятием, что второй объект для подражания, вдруг засомневается.

Потому что, быть может, такое занятие воспринимается им как сугубо личное. И по этой причине оно особенно некомфортно в присутствии других.

Психике человека свойственно выстраивать защитные барьеры. Поэтому подросток, не согласившийся внутренне с примеренными ипостасями, предпочтет остаться в собственной социальной тени. Это зыбкое, но относительно уравновешенное состояние. И выход из него представляется, со временем, все тягостнее. Противоречивая нервозность перерастает в стойкую боязнь.

На пути к неудобному парадоксу

Возможен и другой вариант самоустранения из контактной активности. Когда, скажем,индивидуум хотел бы подражать подсмотренным примерам. Но почему-то он не находит в себе искреннего подтверждения таким желаниям. Или соответствия необходимым качествам. Он вдруг понимает, что не таков и что это не может быть его выбором.

Но ведь «естественные» дети совершают свои поступки (рассказ для аудитории, публичное занятие) «ничтоже сумняшеся». Это восхищает, озадачивает, подавляет…
Излишнее потрясение робкого подростка-наблюдателя компенсируется самоубеждением в своей негативной исключительности. Он сознает, что его комфортная активность может проявляться только наедине с собой. Или с давними, «притершимися» друзьями.

Поэтому новые знакомства (вполне приемлемые и интересные «естественным» детям) твердо причисляются к чужеродным по своей сути. Функция общения с малознакомыми людьми выпадает из свойств нормального состояния. Человек предпочтет раскрепощенному взаимодействию с себе подобными жесткое самоограничение в социальных связях.

Парадокс здесь в следующем. Подросток нелепо отсекает возможность развиваться через общение, этим грубо упрощая свое мировосприятие. Однако, поиск путей избегания контактов и замены режима существования, наоборот, неудобно усложнит его поведенческое маневрирование.

Передайте эстафету профессионалам

Психологами подмечены некоторые системные проявления навязчивости страха перед новыми контактами. Дабы пресечь воздействие от возможного знакомства, человек, подверженный такой фобии, своеобразно нервничает. При этом он приобретает некий импульс непредсказуемости в поведении.

Видимо, подсознательная борьба со своей боязнью заставляет индивидуума психологически маскироваться под несвойственный ему имидж. Пытаясь блокировать в себе реакцию на страх, подросток может вести себя нарочито грубо, напористо. Или, наоборот, отрешенно и замкнуто.

Такие проявления кайнофобии неизбежны. И они чреваты излишним возбуждением, а то и приступами подавленности и апатии. И то и другое вызывает последующую реактивную компенсацию и расшатывает нервную систему.

Конечно, самым правильным при выявлении признаков такой фобии было бы привлечь к решению проблемы специалистов. Индивидуальные особенности пациента в глазах психолога значат гораздо больше. В его практике хватает способов определения степени подверженности этим страхам. Профессионалы подберут и метод проведения терапии, и спрогнозируют ожидаемый эффект от его применения.

Как правило, целью психотерапевтических сеансов становится устранение негативного эффекта от новых знакомств. У подростка вырабатывают иное отношение к своей роли в этом. А неудачный опыт как бы переводится на другую, не затрагиваемую его жизнью, поведенческую орбиту.

Мощный инструмент в такой методике – психологическая прививка повышенного уровня самооценки. Подростка убеждают в реальной значимости сильных сторон его характера, увлечений, желаний. Человек соглашается с иным взглядом на проблемные стороны контактов с незнакомцами.

Смысл осознания собственных достоинств – еще и в открытии целого мира неидеальных, с позиции психоанализа, людей. То есть, любой индивидуум в какой-то степени похож на другого из-за наличия нерешенных психологических проблем. Поэтому нужно считать социум частью своего жизненного пространства, а не средоточием чуждых доминирующих факторов.

Вот, что, вкратце, можно уяснить про кайнофобию. Главный урок в этом – стараться вовремя выявлять у подростка проявления страхов перед контактами со сверстниками.Ведь на общении строится вся жизнь.

Желаю всем психологического комфорта. Знакомьтесь и общайтесь на здоровье!

С Уважением автор блога Наталия Миновская

0
Скажем, сверстники совместно и активно осваивают новые пространства мировосприятия. И выглядят при этом вполне естественными. А мнительный, нелюдимый подросток, при этом, убеждается в своей исключительной робости. Почему это происходит?

Мелкий, но разборчивый «почерк» кайнофобии

Для контактного раскрепощения в среде себе подобных необходимы определенные индивидуальные черты. В отличие от склада личности, они, вместе с другими приобретаемыми нами свойствами характера, не являются базовыми. Это как раз та наработка наших качеств, которая происходит в результате некой психологической закалки. Любой подросток постоянно находится как бы в эпицентре причин собственных переживаний. Не обязательно трагичных, или влекущих нервные расстройства. Нет, эти переживания, скорее, сродни постоянному анализированию проявлений внешней социальной среды. Амплитуда такого самоанализа тем больше, чем неувереннее в себе индивидуум. Кстати, возрастные особенности становления личности добавляют своего «теста» для «лепки»мировоззрений. Поэтому критические проблемы кайнофобии лучше пресекать в юности.

Как приобретается скрытое одиночество

Вернемся в круг активности, в котором сверстники проявляют себя. Назовем их, условно, «естественными». Вот кто-то из них рассказывает интересную или смешную историю. И окружающие реагируют на это именно так, как подразумевает сам повествующий. То есть, он выглядит довольным и естественным. А кому-то вполне увлекательно заниматься определенным делом в присутствии других. «Деятель» не обращает на них особого внимания. И любой интересующийся его занятием воспринимается им без напряжения или неприятия. Причем его индифферентность лишь подтверждает наличие у него нормального контактного потенциала и «дежурной» предрасположенности к общению. Теперь смещаем фокус психологического наблюдения в сторону чересчур впечатлительного ребенка. Вот он, примеривая на себе роль активного рассказчика, обнаруживает некий внутренний дискомфорт. А представив себя увлеченным тем же занятием, что второй объект для подражания, вдруг засомневается. Потому что, быть может, такое занятие воспринимается им как сугубо личное. И по этой причине оно особенно некомфортно в присутствии других. Психике человека свойственно выстраивать защитные барьеры. Поэтому подросток, не согласившийся внутренне с примеренными ипостасями, предпочтет остаться в собственной социальной тени. Это зыбкое, но относительно уравновешенное состояние. И выход из него представляется, со временем, все тягостнее. Противоречивая нервозность перерастает в стойкую боязнь.

На пути к неудобному парадоксу

Возможен и другой вариант самоустранения из контактной активности. Когда, скажем,индивидуум хотел бы подражать подсмотренным примерам. Но почему-то он не находит в себе искреннего подтверждения таким желаниям. Или соответствия необходимым качествам. Он вдруг понимает, что не таков и что это не может быть его выбором. Но ведь «естественные» дети совершают свои поступки (рассказ для аудитории, публичное занятие) «ничтоже сумняшеся». Это восхищает, озадачивает, подавляет… Излишнее потрясение робкого подростка-наблюдателя компенсируется самоубеждением в своей негативной исключительности. Он сознает, что его комфортная активность может проявляться только наедине с собой. Или с давними, «притершимися» друзьями. Поэтому новые знакомства (вполне приемлемые и интересные «естественным» детям) твердо причисляются к чужеродным по своей сути. Функция общения с малознакомыми людьми выпадает из свойств нормального состояния. Человек предпочтет раскрепощенному взаимодействию с себе подобными жесткое самоограничение в социальных связях. Парадокс здесь в следующем. Подросток нелепо отсекает возможность развиваться через общение, этим грубо упрощая свое мировосприятие. Однако, поиск путей избегания контактов и замены режима существования, наоборот, неудобно усложнит его поведенческое маневрирование.

Передайте эстафету профессионалам

Психологами подмечены некоторые системные проявления навязчивости страха перед новыми контактами. Дабы пресечь воздействие от возможного знакомства, человек, подверженный такой фобии, своеобразно нервничает. При этом он приобретает некий импульс непредсказуемости в поведении. Видимо, подсознательная борьба со своей боязнью заставляет индивидуума психологически маскироваться под несвойственный ему имидж. Пытаясь блокировать в себе реакцию на страх, подросток может вести себя нарочито грубо, напористо. Или, наоборот, отрешенно и замкнуто. Такие проявления кайнофобии неизбежны. И они чреваты излишним возбуждением, а то и приступами подавленности и апатии. И то и другое вызывает последующую реактивную компенсацию и расшатывает нервную систему. Конечно, самым правильным при выявлении признаков такой фобии было бы привлечь к решению проблемы специалистов. Индивидуальные особенности пациента в глазах психолога значат гораздо больше. В его практике хватает способов определения степени подверженности этим страхам. Профессионалы подберут и метод проведения терапии, и спрогнозируют ожидаемый эффект от его применения. Как правило, целью психотерапевтических сеансов становится устранение негативного эффекта от новых знакомств. У подростка вырабатывают иное отношение к своей роли в этом. А неудачный опыт как бы переводится на другую, не затрагиваемую его жизнью, поведенческую орбиту. Мощный инструмент в такой методике – психологическая прививка повышенного уровня самооценки. Подростка убеждают в реальной значимости сильных сторон его характера, увлечений, желаний. Человек соглашается с иным взглядом на проблемные стороны контактов с незнакомцами. Смысл осознания собственных достоинств – еще и в открытии целого мира неидеальных, с позиции психоанализа, людей. То есть, любой индивидуум в какой-то степени похож на другого из-за наличия нерешенных психологических проблем. Поэтому нужно считать социум частью своего жизненного пространства, а не средоточием чуждых доминирующих факторов. Вот, что, вкратце, можно уяснить про кайнофобию. Главный урок в этом – стараться вовремя выявлять у подростка проявления страхов перед контактами со сверстниками.Ведь на общении строится вся жизнь. Желаю всем психологического комфорта. Знакомьтесь и общайтесь на здоровье! С Уважением автор блога Наталия Миновская" data-image="https://natali-dev.ru/wp-content/uploads/bfi_thumb/znakomstvo-ob75ebw9yej7xsf31pj95ncx0pz4zynlyxlvk13vlu.jpg" data-title="Боязнь новых знакомств" data-url="https://natali-dev.ru/fobii/boyazn-novyh-znakomstv/" >
Обратите внимание
Боязнь бактерий и грязи

Здравствуйте, друзья! Лето в разгаре! Наступило трудное время для разного...

Подпишись

Получай уведомления о новых статьях самым первым